Бернард Вербер

https://www.vilon.ru/catalog/zavtraki/ заказать готовые завтраки с доставкой.

 



Бернард Вербер
Революция Муравьев

(en: "The Revolution of the Ants", fr: "La Revolution Des Fourmis"), 1996

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |

 


74-я страница> поставить закладку

 

Наконец, он на ней, он устраивается на задней части ее тела и изгибается, чтобы войти в нее. Фигура высшего пилотажа. Не так-то и просто. Отвлеченная усилиями принца, принцесса 103-я забывает про то, что они летят, и врезается в прозрачную стенку. От удара принц сваливается и вынужден начать приступ красавицы заново.

Принцесса смеялась над сложными брачными танцами Пальцев, но сейчас она предпочла бы вести себя так же, как они, и кататься по земле. Это гораздо проще, чем пытаться соединить два крошечных отростка в воздухе.

После третьей попытки, порядком уставший принц 24-й наконец входит в нее. И тут в них происходит что-то совсем новое и очень мощное. Тем более мощное, что и самец, и самка обрели пол искусственным путем.

Их усики объединяются, словно они слились в АК. Слияние тел дополняется слиянием душ.

Воображаемые картины проносятся одновременно в их крошечных головах.

Чтобы снова не наткнуться на стенку аквариума, принцесса 103-я, управляющая полетом, совершает маленькие круги в центре тюрьмы, в нескольких сантиметрах от плексигласового потолка, испещренного дырочками.

Их видения становятся более отчетливыми. Возникают они в мозгу у 103-й, которая еще помнит великие романтические сцены из «Унесенных ветром».

В этот миг для обоих насекомых любовь выражается картинами из жизни Пальцев, а не из их собственной. У бел-о-канцев есть, конечно, много легенд, но нет ни одной, похожей на «Унесенных ветром». В мирмекийском мире любовь связана только с репродуктивной функцией. Раньше, когда она еще не видела фильмов Пальцев, 103-я не рассматривала любовь как особое чувство, независимое от размножения.

Муравьи снизу смотрят на них с восхищением. Они понимают, что с ними происходит что-то необыкновенное. 10-й записывает в «мифологический феромон» свои впечатления, навеянные этим мгновением ничем не замутненной поэзии.

И вдруг наверху что-то разлаживается. Принцу 24-му плохо. Его усики странно трепещут. Сердце бьется все сильнее. Огромная красная волна чистого наслаждения и нестерпимой боли захлестывает его с головой. Ему кажется, что его бешено колотящееся сердце разрывается.

Тук... тук, тук, тук, тук, тук... тук!

Тук, тук, тук!

Судья несколько раз сухо стукнул молоточком по столу, чтобы оповестить публику о начале слушаний.

– Дамы и господа присяжные, прошу вас, займите свои места.

Судья сообщил присяжным, что муравьи, признанные разумными существами, отныне являются юридически ответственными. Следовательно, необходимо решать судьбу 103-й и ее мирмекийских товарищей.

– Я не понимаю! – закричала Жюли. – Муравей же победил!

– Да, – возразил судья, – эта победа означает, что муравьи разумны, а не то, что они невиновны. Слово обвинению.

– У меня есть вещественные доказательства, показывающие дамам и господам присяжным, до какой степени муравьи являются врагами рода человеческого. Это статья про нашествие огненных муравьев во Флориде, с которой они должны ознакомиться.

Артур встал.

– Вы забыли уточнить, каким образом огненные муравьи были остановлены. Вмешательством муравьев другого вида: соленопсис даугерри. Они умеют вырабатывать феромоны королевы огненных муравьев. Они обманывают кормящих королеву рабочих, а настоящая королева слабеет и умирает. Мораль: людям достаточно объединиться с дружественно настроенными муравьями, чтобы победить враждебные их виды...

Прокурор перебил Артура, оставив свое место и подойдя к присяжным:

– Мы не избавимся от насекомых, доверив им свои тайны. Наоборот, надо как можно быстрее уничтожить этих слишком информированных муравьев, пока они не передали свои знания остальным особям своего вида.

В аквариуме еще продолжается экстаз. Мирмекийская пара кружится все быстрее, как будто подхваченная инфернальным вихрем. Сердце принца 24-го бьется все более неровно. Тук, тук... тук... тук, тук... тук... Цвет красной волны наслаждения меняется по мере ее роста. Она постепенно становится сиреневой, фиолетовой, а затем откровенно черной.

Судья попросил прокурора закончить речь и сформулировать обвинение.

– Для подсудимых из лицея я требую тюремного заключения на шесть месяцев по обвинению в порче имущества учебного заведения и организации беспорядков в общественных местах. Для подсудимых из пирамиды я требую тюремного заключения на шесть лет по обвинению в пособничестве убийству. Принцессу 103-ю и ее пособников я обвиняю в восстании и убийстве полицейских и требую... смертной казни.

Публика ахнула. Судья почти машинально постучал молоточком.

– Я позволю себе заметить моему коллеге по обвинению, что смертная казнь давно отменена в нашей стране, – назидательно произнес он.

– Для людей, господин председатель, для людей. Я навел справки. Ничего в нашем уголовном кодексе не запрещает смертную казнь животных. Собак, которые кусают детей, усыпляют. Убивают больных бешенством лис. Да кто из нас может похвастаться тем, что ни разу не убил муравья?

Даже те, кто не был с ним согласен, признали, что общественный обвинитель прав. Кто не убивал муравьев, хотя бы по неосторожности?

– Вынеся смертный приговор принцессе 103-й и ее пособникам, мы просто выполним свой гражданский долг и совершим акт законной самозащиты, – продолжал прокурор. – Документы, захваченные в пирамиде, подтверждают: она предприняла поход против нас. Пусть природа помнит о том, что те виды животных, которые хотят уничтожить человека, в конце концов расплачиваются за это своей жизнью.

Принц 24-й поднимает усики. Принцесса 103-я чувствует и видит его, но ее наслаждение так велико и нескончаемо, что она не может отвлечься на своего партнера.

Если его захлестывает красная волна, переходящая в черноту, то она плывет в красном море, переливающемся оранжевым, светлеющем до желтого горячего оттенка. Она уже не принцесса, теперь она – королева.

А принцу 24-му все хуже и хуже.

Его давление скачет вверх. Сердце останавливается.

Давление все повышается и повышается. Вдруг он отделяется от нее, пытается взмахнуть крыльями, чтобы замедлить падение и...

Председатель дает слово защите.

Жюли призывает на помощь все свои нейроны.

– То, что здесь происходит, это не судебный процесс. Это гораздо больше. Это представившаяся нам уникальная возможность понять логику не человеческого мышления. Если мы не договоримся с муравьями, этими внутрипланетянами, как можем мы надеяться однажды понять инопланетян?

В воздухе раздался маленький сухой хлопок. Давление было слишком сильным, наслаждение слишком острым, и, как только все его гаметы отправились в самку, принца разорвало от оргазма. Кусочки хитина разлетаются во все стороны и падают вниз, словно обломки самолета, взорвавшегося в воздухе. На каждого насекомого опускается обрывок плоти храброго самца.

Жюли, так внимательно читавшей «Энциклопедию относительного и абсолютного знания», теперь казалось, что сам Эдмонд Уэллс говорит ее голосом:

– Муравьи могут оказаться трамплином для нашей эволюции. Вместо того чтобы пытаться их уничтожить, надо попытаться их использовать. Мы дополняем друг друга. У нас под контролем мир высотой в один метр, у них – мир высотой в один сантиметр. Артур доказал то, что своими мандибулами муравьи мастерят такие неизмеримо малые предметы, которые даже самые умелые часовщики не смогут изготовить. Зачем лишать себя таких бесценных союзников?

Королева 103-я еще немного покувыркалась в воздухе и быстро приземлилась у приемника.

Шур-шур. Негромкий шорох раздался в динамиках машины «Пьер де Розетт», но в объятой спорами аудитории никто не обратил на него внимания.

Жюли продолжала:

– Нас невозможно осуждать, поскольку мы хотели улучшить положение нашего вида. И о том, чтобы убить муравьев, не может быть и речи.

Падая, королева теряет крылья.

Смерть принца и лишение крыльев – вот цена мирмекийской королевской власти.

– Напротив, оправдав нас и освободив этих невинных насекомых, вы докажете, что дорога, по которой мы начали идти, достойна самого большого внимания. Муравьи, хотим мы того или нет...

Она застыла с открытым ртом. Она не договорила.

235. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

МОГУЩЕСТВО ЦИФР: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10.

Только своей формой цифры уже рассказывают нам об эволюции жизни. Изгибы означают любовь. Прямые линии говорят о привязанности. Пересечения напоминают об испытаниях. Рассмотрим их.

0: пустота. Первоначальное замкнутое яйцо.

1: стадия минералов. Одна линия. Неподвижность. Начало. Быть, просто существовать здесь и сейчас, не размышляя. Первый уровень сознания. Существует что-то, что не мыслит.

2: стадия растений. Нижняя часть цифры представляет собой прямую линию, растение привязано к земле. Оно не может двигаться, оно в плену у почвы, но оно имеет изгиб в верхней части. Растение любит небо и свет, для них цветок увенчивает своей красотой верх растения.

3: стадия животных. Прямых черт нет. Животное оторвано от земли. Оно может двигаться. Два изгиба, животное испытывает чувства и вверху и внизу. Оно подчиняется своим ощущениям. Оно любит и ненавидит. Основное его качество – эгоизм. Животное – и хищник, и жертва. Оно постоянно испытывает страх. Если оно перестает действовать в своих непосредственных интересах, оно погибает.

4: стадия человека. Этот уровень выше минералов, растений и животных. Человек стоит на перекрестке дорог. Это первая цифра с пересекающимися линиями. Если цифре 4 удастся измениться, она поднимется в высший мир. Она уже не пленница своих чувств, она свободна. Она сама либо создаст свою судьбу, либо нет. Понятие выбора дает возможность не добиваться свободы и не бороться со своими чувствами. Цифра 4 разрешает свободно остаться животным или перейти на следующий уровень. Это современное состояние человека.

5: стадия духовности. Противоположность цифре 2. У цифры 5 прямая черта наверху, она связана с небом. Волнистая линия внизу: она любит землю и ее обитателей. Она освободилась от земли, но еще не освободилась от неба. Она прошла испытание цифры 4, но она еще в полете.

6: нескончаемый изгиб, без углов и прямых линий. Абсолютная любовь. Почти спираль, приближающаяся к бесконечности. Цифра 6 освободилась от неба и земли, от всех высших и низших запретов. Это чистый вибрационный канал. Ей остается лишь последнее: перейти в творческий мир. Цифра 6 – это также форма растущего зародыша.

7: переходная цифра. Перевернутая цифра 4. Здесь снова перекрещиваются линии. Цикл закончен, цикл материального мира, надо переходить к следующему циклу.

8: бесконечность. Рисуя эту цифру, невозможно остановиться.

9: растущий зародыш. 9 – перевернутое 6. Зародыш готовиться выйти в реальный мир. Он даст рождение...

10: ноль первоначального яйца, но в другом измерении. Ноль в другом измерении начнет новый цикл цифр, но на более высоком уровне. И так далее.

Каждый раз, когда мы пишем цифру, мы передаем ее мудрость.

Эдмонд Уэллс.

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том III.

236. РАЗНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ

На видеоэкране, нависшем над скамьей подсудимых, появилось лицо Максимильена. На нем играла странная, почти сладострастная улыбка. Его крупное изображение приковало Жюли к месту.

Глаза Максимильена горели, в руках у него были маникюрные ножницы. Он брал в руки муравьев одного за другим и отрезал им головы, прямо под объективом своей камеры. Каждый раз раздавался сухой щелчок.

– Что происходит? Что это за спектакль? – спросил судья.

Подошедший судебный исполнитель что-то прошептал ему на ухо. Максимильен заперся в своем доме и благодаря простой видеокамере, подключенной к компьютеру, передавал эту сцену на экран по телефонной связи.

Обезглавливание муравьев продолжалось. Потом, без сомнения, утомившись от сотни убийств, он улыбнулся в камеру, собрал тела жертв и небрежно смел их в корзину для бумаг.

Затем схватил какой-то листок и, сев прямо перед камерой, проговорил:

– Дамы и господа, настал грозный час. Наш мир, наша цивилизация, наш вид находятся под угрозой исчезновения. Страшный враг стоит на пороге. Кто же представляет для нас опасность? Другая большая цивилизация, другой вид обитателей планеты, я имею в виду муравьев. Я некоторое время изучал их, исследовал их влияние на человека. Я установил на компьютерном симуляторе цивилизаций особую программу, с целью узнать, каким станет мир, если муравьи получат доступ к нашим технологиям.

Я установил, что муравьи, превосходящие нас количеством, воинственностью и более совершенным способом общения, буквально через сто лет поработят нас.

С привнесением человеческих технологий их возможности неизмеримо вырастут. Я знаю, дамы и господа, что некоторым из вас это покажется нелепостью. Однако я думаю, что мы не можем рисковать, проверяя правильность этой гипотезы на практике.

Поэтому мы должны уничтожить муравьев, особенно этих пресловутых «цивилизованных» муравьев, обосновавшихся в лесу Фонтенбло. Я знаю, что некоторые из вас находят их симпатичными. Другие считают, что они могут нам помочь и чему-то научить. Они ошибаются.

Муравьи – самое страшное бедствие, которое когда-либо знало человечество.

Один муравьиный город убивает каждый день живых существ больше, чем целая человеческая страна.

Они сначала побеждают, а потом используют в качестве скота все покоренные виды. Тлям, например, они отрезают крылышки, чтобы их было удобнее доить. Вслед за тлями придет однажды и наша очередь.

Осознав опасность, которую представляют для человечества разумные муравьи, я, Максимильен Линар, как представитель человечества решил уничтожить часть леса Фонтенбло, которая благодаря безответственности группки людей кишит теперь освоившими наши технологии муравьями. Если это будет необходимо, я обращу в пепел и весь лес.

Я долго размышлял о будущем. Если мы не уничтожим сейчас двадцать шесть тысяч гектаров зараженного леса, однажды, без сомнения, нам придется уничтожить все леса на земле. Небольшая ампутация спасет нас от гангрены. Знания – заразная болезнь.

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 |
Купить в интернет-магазинах книгу Бернарда Вербера "Революция Муравьев":